Во времена наших бабушек и дедушек широко распространенной традицией было называть младенца именем того из святых, память которого приходилась на день рождения малыша либо где-то поблизости. Все было гораздо проще, чем в настоящее время: родители не мучались трудным выбором, а пользовались церковным календарем. В крайнем случае, если имен было несколько, можно было выбрать покровителя с максимально "симпатичной судьбой" (то, что человек может пойти "по стопам своего ангела" и повторить его судьбу, не подвергалось сомнению). Можно было попросить совета у священника, либо предоставить ребенку самостоятельно решать, когда он подрастет.
Так, к примеру, произошло с Александром Суворовым, которого по святцам могли назвать в честь трех Александров. Один из них был священником, иной, по преданию, оставил дом своих богатых родителей, ушел в монастырь, жил на острове Валаам, и тридцать лет долбил себе в гранитной скале могилу, да так и не успел прекратить. А третий был Александр Невский. Видимо, могилу долбить мальчику не хотелось, а вот стать сильным и популярным хотелось. Он предпочел Александра Невского. Кто знает, возможно, имя и личный пример св. заступника помогли хилому и болезненному от природы мальчику стать выдающимся полководцем и не сгибаться перед условностями двора.
Первоначально имя каждого св. оказывалось не случайно связанным с тем днем, которому оно соответствовало: праздник, знаменовавший определенное жизненное событие, фиксировал ритмы одной из точек годового цикла, отражая закономерности космического природного круговорота. Но позднее, как считают некоторые ученые, вследствие изменения календаря и стиля, ошибок и переделываний святцев чистота и непосредственность данной связи была нарушена.
"Противники" святцев говорят ещё о том, что они не отражают огромного пласта ранних дохристианских и заимствованных в последнее столетие имен. А многие имена церковного календаря звучат для современного уха архаично (наверняка, они не смогут снова войти в привычный лексикон русского языка). Но есть в данной традиции и собственные плюсы: не прерванная с нашей историей и культурой связь, ведь оттуда черпали имена для своих детей наши дедушки и бабушки и больше отдаленные предки. Наречение младенца именем св. предоставляет возможность праздновать именины (чтить своего ангела), и не просто знать, что стало быть имя, но и какая была у носящего это имя жизнь, характер – всегда приятно чувствовать себя причастным к великим.
Рано либо поздно, любому человеку становится интересно узнать происхождение своей фамилии и её историю. Ведь любому хочется узнать, были ли в его роду графы либо князья. Это помогает почувствовать гордость за свой род и научить своих потомков гордиться своей фамилией и знать её происхождение.
Происхождение фамилии можно узнать, почитав семейные записи, если они имеются. Но если в вашем роду не велись записи о поколениях, то можно обратиться к одному из специализированных ресурсов в интернете. Их не бесчисленное множество в современном рунете, но все же есть. На таких ресурсах расположены мощные базы данных, содержащие множество фамилий и объяснений их происхождений.
В каждой стране есть собственные особенности звучания фамилий. К примеру, русские фамилии как правило заканчиваются на -ов, -ова (Иванов, Иванова). Немецкие фамилии нередко содержат частицы "шварц" и "штейн". Еще в немецком языке имеется много букв Р и Ш, потому немецкие фамилии звучат грубо. Немецкие имена и фамилии имеют и прочие особенности, к примеру, несколько согласных, стоящих совместно. Мой неплохой знакомый носит немецкую фамилию Мийль. У еврейских фамилий особенности заключаются в том, что на конце фамилии нередко располагается частица -вич (Рабинович, Абрамович).
Специализированные ресурсы расскажут не только о происхождении и истории фамилий, при помощи них вы сможете узнать, что обозначает ваша фамилия. Узнать, что обозначает ваша фамилия - стало быть прикоснуться к тайне своего происхождения, понять, чем руководствовались ваши предки, взяв себе такую фамилию и, возможно, познать тайны своего характера.
Имя — это ключ души и судьбы, оно является подлинным, неизменным отражением нашего «Я». Нередко нас называют в различных ситуациях по-разному (дома, на работе, друзья, любимые и пр.), и оказывается, что в таких случаях у вас будет покровительницей другая планета, но все-таки самое главное имя — это то, с которым вы себя отождествляете. Вычислительные знаки и небесные тела прочно взаимосвязаны между собой. Нельзя рассчитывать числовой код, не принимая во внимание планету, которая так или иначе влияет как на жизнь, так и на связанное с ним число.
Каждая цифра от единицы до девятки соответствует планете. Этот расчет дает нам возможность познать себя и окружающих. Рассчитав личный код, можно определить планету, влияющую на конкретную жизнь. Имя — это ключ души и судьбы, оно является подлинным, неизменным отражением нашего «Я». Нередко нас называют в различных ситуациях по-разному (дома, на работе, друзья, любимые и пр.), и оказывается, что в таких случаях у вас будет покровительницей другая планета, но все-таки самое главное имя — это то, с которым вы себя отождествляете.
Вычислительные знаки и небесные тела прочно взаимосвязаны между собой. Нельзя рассчитывать числовой код, не принимая во внимание планету, которая так или иначе влияет как на жизнь, так и на связанное с ним число.
Каждая цифра от единицы до девятки соответствует планете. Этот расчет дает нам возможность познать себя и окружающих. Рассчитав личный код, можно определить планету, влияющую на конкретную жизнь.
Как нередко приходится слышать фразу: это мой ребенок, как захочу, так его и назову. Это не совсем справедливо. Ребенок – это не вещь, он не может безраздельно принадлежать ни Вам, ни кому-или так же. У него будет своя жизнь, собственные чувства, собственные переживания, и дай бог, чтобы среди этих переживаний не было переживаний о неудачно выбранном имени.
Тот факт, что Ваш кроха самый лучший, не должен подлежать сомнению, впрочем не стоит подчеркивать неординарность своего ребенка, выбирая ему излишне неординарное имя.
Помните, что чем необычнее имя, тем сильнее оно привлекает внимание окружающих, и это является источником значительного психологического напряжения. В большинстве случаев окружающие отнюдь не склонны относиться к Вашему выбору с пониманием. Напротив, куда с большей охотой они предпочтут подшучивать над нестандартными именами, чем восторгаться ими.
Увы, но даже самые, казалось бы, симпатичные из нестандартных имен, доставляют своим носителям немало трудностей и неприятностей. Даже дети знаменитостей, живущие вдали от "грубого" мира, страдают от излишне удивительных имен. Так сын Дэвида Боуи, получивший при рождении странное имя Зоуи, повзрослев, выбрал сменить его на нейтральное – Джо, а дочь музыканта Кейта Ричардса (Роллинг Стоунз), которую многомудрые родители окрестили Одуванчиком, стала Анджелой.
Итак, официально данные имена, в выборе которых человек почти не властен. Некоторые исключения определяются тем, что в отдельных законодательных системах человеку предоставлена возможность официально поменять имя по своему выбору. Так, женщины, вступая в брак, могут или принять фамилию мужа, или сохранить свою девичью фамилию. Наконец, в британской системе дворянских титулов человек, удостоенный титула, вправе выбрать имя по своему усмотрению. В целом, впрочем, я буду исходить из допущения, что имя дается человеку в момент рождения либо вскоре после рождения, и сам человек никак либо почти никак не определяет, каково будет его имя. (Иное дело то, что я называю прозвищами, о которых речь пойдет ниже.)
Наступает такое время, когда дети, которым не посчастливилось с именем, осознают, что их имя – это клеймо. В силу различных причин некоторые имена становятся абсурдными, нелепыми, вызывающими насмешки. На сегодняшний день пример подобного рода – имя Хорас, которое, насколько я могу судить о природе этого явления, было присвоено мультипликатором Уолтом Диснеем невероятно тупой лошади, и благодаря популярному мультфильму само имя превратилось в обидную кличку. К тому же существуют имена, которые сами по себе в какой-то мере нелепы. В мои школьные годы имя Лонгботтом (буквально Толстозадый – прим. переводчика) неизменно вызывало насмешки, как, соответственно, и его обладатель.
Но имя может выступать клеймом и иного рода. В тех обществах, где заклеймены определенные этнические группы и характерные для них имена, имя само по себе обретает эмоциональную нагрузку. Было бы некорректно в отсутствие эмпирических данных приводить примеры подобного рода, впрочем всякий читатель может извлечь их из собственного опыта.
Люди, которые страдают от клейма своего имени, умеют более менее успешно его переносить. Благодаря работам американского психолога Э. Гофмана нам известно, как им это удается. Вопрос о том, насколько открытые Гофманом правила задействованы в процессах примирения с неблагозвучным именем, остается открытым для эмпирических исследований.
Болезненное ощущение, возникающее при осознании того, что твое имя могло бы быть иным, приводит к тому, что имя-клеймо становится крайне неприятным. Гофман выделяет три различных пути, посредством которых удается совладать со своим именем. Те, кто не соответствует “норме”, оказываются страстными сторонниками данной нормы. Так в XIX веке в Америке иноязычные имена переделывались на английский лад. Заклейменный человек, не меняя имени, может попросту сторониться того общества, в котором его имя считается клеймом. Есть основания полагать, что этим приемом успешнее взрослых пользуются дети.
И третье: имя принимает участие в создании мнения о человеке, поэтому смена имени – всегда пример управления производимым впечатлением. Перемена может быть незначительной: меняется лишь произношение, и имя переходит из одной этнической группы в другую, или затрагивается этимология слова, и фамилия Розенберг превращается в Монтроз. Помимо того, можно от одной части имени перейти к иной, меняя способ представления личности, когда, к примеру, Лиззи становится Бет. (С прозвищем, конечно, справиться намного сложнее, так как оно присваивается окружающими, и человек над ним властен в намного меньшей степени.)