Во времена наших бабушек и дедушек широко распространенной традицией было называть младенца именем того из святых, память которого приходилась на день рождения малыша либо где-то поблизости. Все было гораздо проще, чем в настоящее время: родители не мучались трудным выбором, а пользовались церковным календарем. В крайнем случае, если имен было несколько, можно было выбрать покровителя с максимально "симпатичной судьбой" (то, что человек может пойти "по стопам своего ангела" и повторить его судьбу, не подвергалось сомнению). Можно было попросить совета у священника, либо предоставить ребенку самостоятельно решать, когда он подрастет.
Так, к примеру, произошло с Александром Суворовым, которого по святцам могли назвать в честь трех Александров. Один из них был священником, иной, по преданию, оставил дом своих богатых родителей, ушел в монастырь, жил на острове Валаам, и тридцать лет долбил себе в гранитной скале могилу, да так и не успел прекратить. А третий был Александр Невский. Видимо, могилу долбить мальчику не хотелось, а вот стать сильным и популярным хотелось. Он предпочел Александра Невского. Кто знает, возможно, имя и личный пример св. заступника помогли хилому и болезненному от природы мальчику стать выдающимся полководцем и не сгибаться перед условностями двора.
Первоначально имя каждого св. оказывалось не случайно связанным с тем днем, которому оно соответствовало: праздник, знаменовавший определенное жизненное событие, фиксировал ритмы одной из точек годового цикла, отражая закономерности космического природного круговорота. Но позднее, как считают некоторые ученые, вследствие изменения календаря и стиля, ошибок и переделываний святцев чистота и непосредственность данной связи была нарушена.
"Противники" святцев говорят ещё о том, что они не отражают огромного пласта ранних дохристианских и заимствованных в последнее столетие имен. А многие имена церковного календаря звучат для современного уха архаично (наверняка, они не смогут снова войти в привычный лексикон русского языка). Но есть в данной традиции и собственные плюсы: не прерванная с нашей историей и культурой связь, ведь оттуда черпали имена для своих детей наши дедушки и бабушки и больше отдаленные предки. Наречение младенца именем св. предоставляет возможность праздновать именины (чтить своего ангела), и не просто знать, что стало быть имя, но и какая была у носящего это имя жизнь, характер – всегда приятно чувствовать себя причастным к великим.
Сочетание имени с отчеством. На стыке имени и отчества не должно быть много подряд идущих гласных либо согласных – такое сочетание нередко коверкает, что у многих носителей трудного имени-отчества не вызывает восторга. К примеру, Юлию Юрьевну нередко называет Юлей Юрьевной либо Юрией Юльевной. А Александра Александровича зовут просто Сан Санычем. «Яков Львович» вообще сложно произнести, не коверкая.
Впрочем дело не только в звуках. Имя и отчество не должны диссонировать друг с другом – такое нередко случается, когда они являются разными «по национальности» либо по времени появления. Согласитесь, сочетания Иван Вашингтонович, Мэдисон Петровна либо Пелагея Ричардовна звучат не сильно гармонично. Если у отца ребенка старорусское имя, то при выборе имени для ребенка лучше остановить свой подбор на варианте того же типа. То же относится и к иностранным, экзотическим и новым именам. Прекрасно звучат сочетания Пелагея Никитична, Эрнест Генрихович и тому подобное
Сочетание имени и фамилии. Имя и фамилия, также как и имя-отчество, должны звучать гармонично. Правила те же – обратить внимание на звучание и отсутствие диссонанса. Не стоит давать ребенку с обычный русской фамилией экзотического имени. К примеру, сочетания Джульетта Сидорова, Жаннетта Ложкина, Хуан-Карлос Горшков вряд ли являются удачными.
Экзотические имена прекрасно сочетаются с редкими для россиян фамилиями, чаще короткими – к примеру, Мэтью Ром звучит больше гармонично, чем Мэтью Поляков. Очередной важный момент – имя не должно рифмоваться с фамилией. Сергей Воробей, Вита Кмыта, Емельян Шабалян – такие сочетания считаются серыми и иногда комичными.
Уменьшительное имя. Желательно, чтобы у выбранного имени было несколько благозвучных уменьшительных вариантов. К примеру, Анна – Аня, Анюта, Нюра. Если нет короткого имени, дети все равно его придумают – и не факт, что данная придумка будет нравиться самостоятельно носителю имени.
Максимально правильно, как представляется многим исследова­телям данной темы, когда имя ребенку дает мать, так как она лучше всех его знает, потому что она его носила, рожала и ей его воспитывать. Мнение отца, несомненно, весьма значимо, и пре­красно, если у обоих родителей сходятся вкусы на предмет благозвучности имени либо ассоциаций. Следует быть весьма осторожными, если имя ребенку пытается навязать бабушка. Она, вероятнее всего, руководствуется своими представлениями о благозвучии имени и благополучной жизни, а ведь этим пред­ставлениям, обычно, около полувека. И вообще, право решать, какое имя дать ребенку, имеют только его родители.
Так чем же руководствоваться при выборе имени? Сущест­вуют некие общие критерии. Чтобы проблема выбора была ре­шена наиболее ответственно, не мешало бы с ними познако­миться. Прежде всего, следует избегать слишком длинных, труднопроизносимых и вычурных имен. Претенциозное имя привлекает к себе внимание, и ребенок, наверняка, будет гордиться таким именем, что может проявиться в высокомерии, либо, наоборот, стесняться, стыдиться его.
При выборе имени следует учитывать и прочие составляющие имени человека - отчество и фамилию. Желательно, чтобы между этими составляющими не было диссонанса, так как сочетание экзотического имени с привычным для нашего слуха отчеством и фамилией звучат если не смешно, то, по крайней мере, нелепо.
Ещё очень желательно, чтобы имя не затрудняло образова­ния уменьшительно-ласкательных форм (Полечка, Мишуня, Леночка, Ксюша и т. д.). Раньше уже упоминалось, что употреб­ление звуков, которых нет в имени, может наделить ребенка дополнительными качествами, а помимо того, это позволит передавать разные оттенки отношения к человеку. Интерес­но, что чем более производных от имени, тем многограннее характер, и, как следствие больше различная и интересная жизнь ожидает ребенка. К примеру, Марию можно называть Машей, Маней, Машуткой, Мурой, Марусей, Мусей, Масяней либо Мэри, и всякий вариант будет резонировать с какой-то гранью натуры данной девочки, а она будет испытывать разно­образные чувства и проявлять соответствующие качества.
Имя для мальчика следует выбирать такое, чтобы оно позво­ляло без проблем образовывать отчество, так как трудновыговариваемое отчество будет затруднять обращение и вызывать нелов­кие ситуации. Можно только посочувствовать детям Всеволодов либо Максимилианов во взрослом возрасте. Несомненно, весьма желательно, чтобы при выборе имени для ребенка учитывалось звучание отчества в сочетании с именем. Чем благозвучнее будет это сочетание, тем более шансов на то, что характер человека будет цельным и гармоничным. Этого можно достичь, избегая в этом сочетании нагромождения согласных, а так же, прислу­шавшись к ритму ударений в имени и отчестве. Если ударение в имени и отчестве приходится на одинаковый по счету слог, имя и отчество будет нужно гармоничным, к примеру Ирина Ивановна либо Федор Юрьевич.
Как нередко приходится слышать фразу: это мой ребенок, как захочу, так его и назову. Это не совсем справедливо. Ребенок – это не вещь, он не может безраздельно принадлежать ни Вам, ни кому-или так же. У него будет своя жизнь, собственные чувства, собственные переживания, и дай бог, чтобы среди этих переживаний не было переживаний о неудачно выбранном имени.
Тот факт, что Ваш кроха самый лучший, не должен подлежать сомнению, впрочем не стоит подчеркивать неординарность своего ребенка, выбирая ему излишне неординарное имя.
Помните, что чем необычнее имя, тем сильнее оно привлекает внимание окружающих, и это является источником значительного психологического напряжения. В большинстве случаев окружающие отнюдь не склонны относиться к Вашему выбору с пониманием. Напротив, куда с большей охотой они предпочтут подшучивать над нестандартными именами, чем восторгаться ими.
Увы, но даже самые, казалось бы, симпатичные из нестандартных имен, доставляют своим носителям немало трудностей и неприятностей. Даже дети знаменитостей, живущие вдали от "грубого" мира, страдают от излишне удивительных имен. Так сын Дэвида Боуи, получивший при рождении странное имя Зоуи, повзрослев, выбрал сменить его на нейтральное – Джо, а дочь музыканта Кейта Ричардса (Роллинг Стоунз), которую многомудрые родители окрестили Одуванчиком, стала Анджелой.
До 988 года ребенка нарекали прозвищем (оно могло меняться во время жизни), которое указывало на какие-то особые качества человека, поэтому в то время было бесчисленное множество говорящих имен ,к примеру, Владимир (владеет миром). Позже после крещения на Руси новорожденных называли по святцам ( в то время назвать ребенка было легко).
После крещения возникли новые имена в основном греческие и латинские. Люди долго привыкали к иностранным прозвищам, поэтому у многих было два имени – мирское и церковное. Впрочем постепенно новые имена стали привычными, они слегка видоизменились и приобрели сходство с исконно русскими.
Большой промежуток времени имена для новорожденных давались при помощи месяцеслова, но после 1917 года потребность в нем снизилась и тогда имя для ребенка стали выбирать сами родители. Именно тогда появилось немало имен-неологизмов, которые иногда были сложносокращенные производные из лозунгов тех пор.
Некоторые из неологизмов того момента были довольно интересными и красивыми, прочие – до смешного абсурдными. Примеры известны, пожалуй, всем: Вектор (Великий Коммунизм торжествует),Нинель (обратное от Ленин),Оюшминальд (О. Ю. Шмидт на льдине), Даздраперма (Да здравствует Первомай!), Кукуцаполь (Кукуруза – царица полей), Владлен (Владимир Ленин).
Имена-неологизмы постепенно входят в нашу жизнь и в наше время. Уже есть случаи регистрации детей под именами «Гугл», «Ламер», «Хакер» и пр. Что ж, язык располагается в непрерывном развитии – одни слова выходят из употребления, прочие, наоборот, пополняют словарь. Эти изменения затрагивают и имена.