На происхождение фамилий наложили отпечаток условия жизни наших предков, сохранивших своё фамильное прозвание и передававших его последующим поколениям. Поэтому в созвучии букв, из которых складывается ваша фамилия, внимательный исследователь может найти неисчерпаемый кладезь информации о прошлом. Не случайно в последнее время возродился интерес к родословной, которой в старину представители образованной знати чрезвычайно гордились и аккуратно хранили. Наши далекие предки считали, что имя, данное человеку, служит не только для его выделения среди толпы, оно становится своеобразным оберегом. Так и фамилия иногда становилась охранным символом всего рода.
Само слово «фамилия» подразумевает наследственное родовое имя, указывающее на принадлежность человека к одному роду, ведущему начало от общего предка. Это слово (лат. familia - семья) ещё во времена Римской империи обозначало общность, впрочем подразумевало не только семью хозяев, но и их рабов. Долгое время в средневековой Европе, а еще отчасти и в России слово «фамилия» имело аналогичный смысл. В частности, после отмены крепостного права в России крепостные крестьяне часто получали фамилию от своего господина. В XIX веке слово «фамилия» в русском языке приобрело своё современное значение: «наследственное семейное именование, прибавляемое к личному имени».
Как только фамилии получило большая часть населения, само понятие фамилий приобрело больше индивидуальный смысл. Образование же фамилий в их сегодняшнем понимании в различных странах происходило в различное время, впрочем можно выделить, что по историческим меркам, начался данный процесс сравнительно относительно недавно. Так, в Северной Италии фамилии первый раз зафиксированы в исторических документах X-XI столетий. После чего они появились на юго-востоке Франции, в Пьемонте, позже распространились по всей Европе. Причиной активного формирования фамилий, вероятно, стало расширение экономических связей и стремление укрепить институт наследования. Впрочем широкие слои населения получили фамильные именования намного позже. В частности, в Германии процесс формирования фамилий немецких крестьян шел также и в XIX веке. Изучение путей, мeтoдoв и механизма образования фамилий дает ценнейший научный материал. На происхождение каждой конкретной фамилии наложили свой отпечаток и масштабные исторические события, и происшествия личного характера, и общий уровень развития науки, литературы, искусства, и широта взглядов каждого отдельно взятого человека.
Модные веяния могут зависеть и от какого-то культурного события в жизни народа. Поэтому 80-е славились Олимпиадами. А благодаря писателю Аркадию Гайдару, стало знаменитым также одно мужское имя: после выхода книги «Тимур и его команда» многие родители бросились называть своих детей Тимурами, в надежде, что и их сынок станет взрослым помогать.
Как правило мода на имена связана с изменением ценностей в поколениях, принимая во внимание то, как нередко они изменялись в ХХ веке. И если вы надумали добавить уникальности своему ребенку то не стоит этого добиваться за счет необычного имени, можно искалечить судьбу ребенка на всю жизнь. Поищите в телефонном справочнике какого-или Владлена, и узнайте, прекрасно ли ему жилось, после того как времена коллективизации канули в прошлое?
Единственное в своем роде имя – это, конечно, прекрасно. Вы не рискуете, к примеру, тем, что кликнув из форточки «Настена, пора домой!» на ваш зов сбежится полдвора девчоночьей малышни. Но сильно важно понимать, что небольшой человечек, слишком не такой же на прочих своих сверстников даже если его отличие заключается лишь в необычном имени, будет чувствовать себя изолированным. Ситуацию комментирует психолог, Константин Дорофеев:
Ребенок с необычным именем сначала столкнется с проблемой детской жестокости. Для его сверстников такое имя будет служить поводом для насмешек и придирок. И здесь возможны два варианта. Первый – человек замыкается в себе, становится аутсайдером. В самых крайних случаях ребенок может просто возненавидеть своих родителей за то, что они «одарили» его таким именем. Нередко, уже будучи взрослым человеком, он меняет его. Второй вариант – ребенок доказывает свою уникальность и получает в случае успеха возможность стать даже ярким лидером. Но в любом случае, ребенок выпадает из «золотой середины» и получает стресс, заставляющий предпринимать особые усилия. Родителям важно понять, на что они обрекают свое чадо. Пусть они задумаются и о внуках: в случае, если это мальчик, надо подумать наперед: а каково внукам будет жить с необычным отчеством?
Вместе с модными, т.е. нередко встречающимися, есть имена, которые оказываются как бы за границами принятых в обществе правил. Конечно, вы можете назвать дочь Пелагеей либо Степанидой, никто вам этого не запретит, но, наверняка, это вызовет, мягко говоря, удивление друзей и родственников. Впрочем, возможно, когда-нибудь эти имена станут такими же естественными, как в настоящее время Настя либо Полина.
Выбирая имя, помните, что оно будет сопровождать ребенка всю жизнь. Человека может поменять фамилию, но имя в большинстве случаев остается с ним бесповоротно.
Во времена наших бабушек и дедушек широко распространенной традицией было называть младенца именем того из святых, память которого приходилась на день рождения малыша либо где-то поблизости. Все было гораздо проще, чем в настоящее время: родители не мучались трудным выбором, а пользовались церковным календарем. В крайнем случае, если имен было несколько, можно было выбрать покровителя с максимально "симпатичной судьбой" (то, что человек может пойти "по стопам своего ангела" и повторить его судьбу, не подвергалось сомнению). Можно было попросить совета у священника, либо предоставить ребенку самостоятельно решать, когда он подрастет.
Так, к примеру, произошло с Александром Суворовым, которого по святцам могли назвать в честь трех Александров. Один из них был священником, иной, по преданию, оставил дом своих богатых родителей, ушел в монастырь, жил на острове Валаам, и тридцать лет долбил себе в гранитной скале могилу, да так и не успел прекратить. А третий был Александр Невский. Видимо, могилу долбить мальчику не хотелось, а вот стать сильным и популярным хотелось. Он предпочел Александра Невского. Кто знает, возможно, имя и личный пример св. заступника помогли хилому и болезненному от природы мальчику стать выдающимся полководцем и не сгибаться перед условностями двора.
Первоначально имя каждого св. оказывалось не случайно связанным с тем днем, которому оно соответствовало: праздник, знаменовавший определенное жизненное событие, фиксировал ритмы одной из точек годового цикла, отражая закономерности космического природного круговорота. Но позднее, как считают некоторые ученые, вследствие изменения календаря и стиля, ошибок и переделываний святцев чистота и непосредственность данной связи была нарушена.
"Противники" святцев говорят ещё о том, что они не отражают огромного пласта ранних дохристианских и заимствованных в последнее столетие имен. А многие имена церковного календаря звучат для современного уха архаично (наверняка, они не смогут снова войти в привычный лексикон русского языка). Но есть в данной традиции и собственные плюсы: не прерванная с нашей историей и культурой связь, ведь оттуда черпали имена для своих детей наши дедушки и бабушки и больше отдаленные предки. Наречение младенца именем св. предоставляет возможность праздновать именины (чтить своего ангела), и не просто знать, что стало быть имя, но и какая была у носящего это имя жизнь, характер – всегда приятно чувствовать себя причастным к великим.
О поражающей однородности характеров и свойств носителей одного и того же имени писал в начале нашего века русский исследователь С. Р. Минцлов. Основываясь на анализе имен выдающихся личностей прошлого, он пришел к выводу, что среди Алексеев наиболее часто попадаются расчетливые люди, Александры, обычно, весельчаки, а Петры в большинстве — люди тихие, негромкие, но с твердым и упрямым характером. Сергее, предполагает Минцлов, нередко являются отцами выдающихся людей: Пушкин, Грибоедов, Тургенев, Даргомыжский были Сергеевичами. С последним сложно поспорить, если вспомнить, что из маленького числа руководителей Советского государства, сыгравших максимально заметную роль в его истории, двое — Хрущев и Горбачев — тоже были Сергеевичами.
Павел Флоренский, выдающийся русский ученый и философ, полагал, что имя Александр соответствует в своей основе сангвиническому, с уклоном к холерическому характеру. Александры в отношении к женщинам предупредительны и любезны, но чувство к женщине у них редко “взрывает плугом внутреннюю жизнь” и чаще ограничивается легким флиртом. С Алексеями прекрасно в настоящее время и надо быть довольным этим, не рассчитывая особенно на то, что также прекрасно будет и в скором времени. Имя Елена знаменует женскую природу, Николай по складу характера сильно добр, Василии как правило прячут нежные чувства в себе. Константин имеет отличия непостоянством.
Касаясь мистики имен, В. А. Никонов, специалист в сфере антропонимики — науки об именах, вспоминает в своей книге “Имя и общество” рассказ Джека Лондона, в котором одна женщина называет своих сыновей именем погибшего любимого брата Самуила, и их всех четверых, одного за иным, уносит смерть. Интересны наблюдения Г. Эйса, который проанализировал триста современных детективных романов и нашел связь между именами и судьбами героев.
Психиатры из США провели изучение и обнаружили, что люди с забавными и странными именами в четыре раза более остальных предрасположены к различного рода психическим комплексам, а ребенок с именем, вызывающим насмешки, с самого детства располагается в оборонительной позиции, он вынужден бороться за нормальное отношение к себе, что формирует определенные черты его характера. Специалисты из университетов Сан-Диего и Джорджии установили, что учителя в школах упорно ставят низкие оценки учащимся с одними именами, высокие — с другими. Девушки с привлекательными именами нехорошо продвигаются по службе в деловом мире, но зато могут достичь заметных успехов в шоу-бизнесе. Английский терапевт Тревор Уэстон определил, что лица, чьи имена начинаются с букв последней трети алфавита, в три раза чаще подвержены сердечно-сосудистым заболеваниям.
В определённое время, как отмечают социологи, в обществе заметно возрастает процентное соотношение какого-нибудь имени, иными словами, то либо иное имя становится модным. «Каков бы ни был механизм этого возрастания, — пишет знаменитый философ П. Флоренский, — самый факт его безусловно указывает на насыщенность данного имени, по крайней мере на данное время, значительным по признанию общества этого времени содержанием. С таким именем распространяется в обществе и комплекс известных представлений и эмоций».
Человек, одаряя свою дочь либо своего сына таким вот престижным именем, обычно, убеждён в том, что оно принесёт ребёнку особые возможности, качества, чувства. Народное представление именной типологии, по мнению П. Флоренского, не лишено смысла, и характеристики имён служат руководством в поведении. Из описаний П. Флоренского различных имён следует, что у имени есть внешность, ум, страсти, волевые свойства, отношения с миром людей и вещей, жизненный стиль. По сути, философ создаёт психографию имени и развивает, утверждает мысль о том, что имя, как и прочие социокультурные факторы, обусловливает жизненный путь человека, создаёт определённые рамки его развития, его психологический портрет.
Наряду с тем, ни один социокультурный фактор, взятый сам по себе, не может очертить диапазон развития человека. В этом смысле и имя человека — это только вероятностная модель его развития. Если исходить из сказанного, то диагностика личности и прогнозирование судьбы только на основе имени, будет напоминать ономантию — гадание по имени. Особенно сейчас, когда психокультурная суть имени претерпела изменения из-за потери ряда христианских и прочих традиций его присвоения.
Итак, всякий человек получает имя или выбирает его сам. Он так же не научился употреблять местоимение «Я», но знает, как его зовут, и обращается к себе по имени. Применяя имя, он вступает в контакт с другими людьми, проявляя при этом особую чувствительность к тому, как произносится его имя, он слышит его даже тогда, когда не может различить значения прочих слов. Определённые трудности в общении возникают тогда, когда он не знает либо искажает имя партнёра.
Имена из "светящегося спектра", обычно, израильтяне дают своим детям, родившимся в дни Хануки (но не только). На них мы остановимся отдельно, так как свет - весьма важный аспект иудаизма и каббалы. В этих именах тем либо другим образом использованы слова "свет, сияние, ясный, светящийся". Девочкам дают имена Ора, Орит, Орли, Лиора, Лиорит, Зива. Мальчикам - Меир, Яир, Ор, Зоhар, Лиор, Маор, Наор, Зив. Весьма любимо многими имя Ури. Его особенно охотно давали в начале 30-х годов, под впечатлением стихотворения прекрасной поэтессы Рахели "Назову его Ури". Следует упомянуть и имя Брурия (ясная), которое тоже можно отнести к "светящемуся". Мне кажется, что и необходимо распространённое имя Керен (луч) - тоже "светится" и освещает всё кругом, и как красиво!... А как современно звучит! Правда, имени Кешет (радуга) я не встречала, но это и не требуется. Ведь имена "светящегося спектра" так ярко светятся и сверкают, переливаясь всеми цветами радуги и излучая сияние, что им не нужны лишние уточнения, не правда ли?... А относительно недавно я с изумлением узнала о таком своеобразном парадоксе: оказывается, в последнее время имя Меир светские израильтяне пытаются избегать, оно им по какой причине-то кажется нескольно архаичным (а может, дело не в "архаичности", а в нежелательной политической коннотации имени Меир для светского израильтянина?). Поэтому, желая дать светящееся имя своему сыночку, да также и почтить память делушки, светские родители дают своему сыну какое-или другое имя из светящихся имён, например, Яир. Зато в религиозной, поселенческой среде от имени Меир не желают отказываться, и дают его сильно охотно.
А сколько имён из т. н. спектра чувств, означающих любовь, симпатию, красоту: Аhува (любимая), Хавива (дорогая; и мужской вариант Хавив), Това (хорошая), Яфа, Яфит (красивая), Хэн (симпатия, шарм), Адина (нежная), Хемда (милая), Наама либо Ноэми (приятная), и мужской вариант Ноам, Линой, Нава (красота, оазис), Оhад, Эhуд (привлекательный), Ной (красота, отдохновение), Шевах (похвала), Шломит, либо Шуламит (Шуля) - женская параллель вышеупомянутых Шломо и Шалом, Гад (удача), Едидья (дружок), Реут (дружба), Амит (сотрудник\ца), Ширли (моя песня), Шир (песня), Шира (поэзия)... А вот имена из "радостного, весёлого, счастливого спектра": Рина, Ренана, Гила (мужской вариант Гиль), Мазаль, Ализа, Ран, Элиран, Ошер, либо Ошри (счастливый)... Ну, и, конечно же, знакомые нам из произведений Шолом-Алейхема Сасон, Симха. Хочу так же упомянуть имя Ягель (возвеселится), которое недавно дали своему сыну изобретательные молодые родители, наши знакомые. К "радостным" именам можно отнести "праздничные" имена - мальчик Хагай и девочка Хагит (хаг - праздник). А разве не желанный подарок для счастливых родителей сын, которому дали имя - Матан, Матанья! Справедливости ради, раз уж вышли на , нужно повторить такие вышеупомянутые имена, как Натаниэль и Матанэль. Не ради того ли, чтобы вырос сын отличным помощником, ему дают имя Эзер, либо имя из того же семейства - Элиэзер, Авиэзер?... От слова "рам", означающего "высоту", нечто высокое, возвышенное, образованы такие имена, как Рами, Рама (для девочки), Авирам, Амирам, Йорам. А иногда дают дочке имя Бина, что обозначает "понимание".
Далее стоит остановиться на именах, которые дают по преимуществу религиозные либо придерживающиеся традиций израильтяне, сабры не в первом, и даже не во втором поколении. Это обычно имена из Танаха, в том числе и не относящиеся к общепринятым, обычно, почти неизвестные выходцам из России. Позже я узнала, что у религиозных израильтян, помимо знакомого и принятого у нас обычая давать младенцу имя в память умершего близкого родственника, есть так же обычай давать имя в соответствии с недельной главой Торы в неделю рождения ребёнка, либо когда мальчику создали брит-милу. В основном такие имена даются 5 - 7 - 10-му ребёнку в семье. Таким образом, знатоки Танаха по имени ребёнка могут иногда догадаться, когда, в каком месяце он родился. В религиозных семьях, и не только у восточных евреев, иногда дочерям дают такие непривычные для нашего уха имена, как, к примеру, Авишаг, Билhа, Йохевед, Хемда, Хедва, Зимра, Тмима либо Оснат, а сыновьям Йехезкель (Хези), Амитай, Нитай, Бенайа, Малахи и т. п. (А затем старенькая американо-еврейская бабушка не может произнести имя своего ненаглядного правнучка, чтобы рассказать о нём соседям...) Еще в ходу имена, в которые составной частью входит упоминание о В-вышнем: Амихай (мой народ жив), Ариэль, Брахияhу, Габриэль, Даниэль, Иммануэль, Йонатан (Б-г дал), Йохай, Йоэль, Матанэль (дар Б-жий), Натаниэль, Элиав, Элиор (свет Б-га), Элиад (вечность Б-га), Эльяким (Б-г воздвигнет), Эльяшив (Б-г возвратит) и тому подобное.. Еще в ходу имена героев, пророков и мудрецов ТАНАХа древнего Израиля и Йеудеи: Амос, Амнон, Авнер, Акива, Гидеон, Гиора, Дан (женский вариант Дана; не путать с именем Даниэль), Идо, Итамар, Итай, Ишай, Йермияу, Йеудит, Йоав, Матитьяhу, Михаль, Нахшон, Шауль, Шрага, Шимшон, Элиша, Эзра... Эти имена до недавнего времени широко применяли все группы израильского общества. Однако, имена Михаэль (Миха, Мики), Даниэль (Дани), Габриэль (Габи), Натаниэль (дал мне Б-г), Йонатан (Йони), Шмуэль (Шмулик) (приводимые нами наряду с их уменьшительными значениями) широко распространены не только в Израиле. Поэтому они так любимы нашими русскоязычными соотечественниками. Не лишне выделить, что известное во всём мире имя Ада - тоже из Торы, как и имя наших бабушек и тётушек Циля. А между тем небезызвестному, казалось бы, "европейскому" имени Адэль придали смысл "вечность Б-га". Несколько особняком следует упомянуть сложносоставные имена, вроде Шем-Тов, Симан-Тов, Бат-Ами, Бат-Шева, Элишева.
Прежде всего, выбирая имя для мальчика, надо помнить о том, что когда-нибудь он станет отцом. Следовательно, необходимо подобрать такое имя, из которого получится красивое и несложное для произношения отчество. Некоторые родители выбирают давать детям редкие либо нетипичные для нашей национальности имена. Прежде чем использовать свою яркую креативность при назывании сына, стоит подумать о будущих внуках – каково будет им с отчеством «Джонович», «Ветрович», «Ангеловна» либо «Карлосовна»?
Многие психологи не советуют называть мальчиков именами отцов. Во-первых, это не всегда благозвучно и достаточно легко для произношения. Не зря ведь Александра Александровича нередко зовут Сан Санычем. И это так же куда не шло, а вот Николая Николаевича могут прозвать Колей Колей, что, весьма вероятно, не будет радовать носителя имени. Психологи утверждают ещё, что мальчики, носящие имя отца, нередко растут неуравновешенными, капризными, нервными и раздражительными.
Подобное сочетание имени-отчества многим представляется всего-навсего результатом отсутствия у родителей воображения и фантазии. Однако, если сильно хочется дать сыну имя отца – не стоит отказывать себе в этом. Ведь то, каким вырастет ребенок, лишь в весьма малой степени зависит от имени.
Не рекомендуется называть мальчика женско-мужским именем в случае, если особенность фамилии не даёт возможность определить половую принадлежность. К примеру, сочетание имени и фамилии Саша Черный не вызывает сомнений в том, что принадлежит оно мужчине. Это же относится и к вариантам типа Валя Иванов, Женя Некрасов, Валера Рочев. А вот в таких сочетаниях, как Саша Митчелл, Валя Кац, Женя Маркевич половая принадлежность не выражена. Мальчиков это нередко смущает и, став взрослыми, они часто меняют имя либо, женившись, берут фамилию супруги.
Стоит помнить о том, что мальчишки весьма любят озорничать. Забияки нередко дают друг другу прозвища, часто довольно обидные. Даже если коллектив, в котором будет воспитываться и учиться ребенок, окажется сильно дружным и сплоченным, появления прозвищ весьма вероятно, особенно если к этому будет располагать имя мальчика. Родителям надо убедиться, что разные уменьшительные cпocoбы понравившегося им имени не несут в себе негативного значения и не могут быть поняты двусмысленно.


← Назад    1 2    Вперед →