Во времена наших бабушек и дедушек широко распространенной традицией было называть младенца именем того из святых, память которого приходилась на день рождения малыша либо где-то поблизости. Все было гораздо проще, чем в настоящее время: родители не мучались трудным выбором, а пользовались церковным календарем. В крайнем случае, если имен было несколько, можно было выбрать покровителя с максимально "симпатичной судьбой" (то, что человек может пойти "по стопам своего ангела" и повторить его судьбу, не подвергалось сомнению). Можно было попросить совета у священника, либо предоставить ребенку самостоятельно решать, когда он подрастет.
Так, к примеру, произошло с Александром Суворовым, которого по святцам могли назвать в честь трех Александров. Один из них был священником, иной, по преданию, оставил дом своих богатых родителей, ушел в монастырь, жил на острове Валаам, и тридцать лет долбил себе в гранитной скале могилу, да так и не успел прекратить. А третий был Александр Невский. Видимо, могилу долбить мальчику не хотелось, а вот стать сильным и популярным хотелось. Он предпочел Александра Невского. Кто знает, возможно, имя и личный пример св. заступника помогли хилому и болезненному от природы мальчику стать выдающимся полководцем и не сгибаться перед условностями двора.
Первоначально имя каждого св. оказывалось не случайно связанным с тем днем, которому оно соответствовало: праздник, знаменовавший определенное жизненное событие, фиксировал ритмы одной из точек годового цикла, отражая закономерности космического природного круговорота. Но позднее, как считают некоторые ученые, вследствие изменения календаря и стиля, ошибок и переделываний святцев чистота и непосредственность данной связи была нарушена.
"Противники" святцев говорят ещё о том, что они не отражают огромного пласта ранних дохристианских и заимствованных в последнее столетие имен. А многие имена церковного календаря звучат для современного уха архаично (наверняка, они не смогут снова войти в привычный лексикон русского языка). Но есть в данной традиции и собственные плюсы: не прерванная с нашей историей и культурой связь, ведь оттуда черпали имена для своих детей наши дедушки и бабушки и больше отдаленные предки. Наречение младенца именем св. предоставляет возможность праздновать именины (чтить своего ангела), и не просто знать, что стало быть имя, но и какая была у носящего это имя жизнь, характер – всегда приятно чувствовать себя причастным к великим.
Как нередко приходится слышать фразу: это мой ребенок, как захочу, так его и назову. Это не совсем справедливо. Ребенок – это не вещь, он не может безраздельно принадлежать ни Вам, ни кому-или так же. У него будет своя жизнь, собственные чувства, собственные переживания, и дай бог, чтобы среди этих переживаний не было переживаний о неудачно выбранном имени.
Тот факт, что Ваш кроха самый лучший, не должен подлежать сомнению, впрочем не стоит подчеркивать неординарность своего ребенка, выбирая ему излишне неординарное имя.
Помните, что чем необычнее имя, тем сильнее оно привлекает внимание окружающих, и это является источником значительного психологического напряжения. В большинстве случаев окружающие отнюдь не склонны относиться к Вашему выбору с пониманием. Напротив, куда с большей охотой они предпочтут подшучивать над нестандартными именами, чем восторгаться ими.
Увы, но даже самые, казалось бы, симпатичные из нестандартных имен, доставляют своим носителям немало трудностей и неприятностей. Даже дети знаменитостей, живущие вдали от "грубого" мира, страдают от излишне удивительных имен. Так сын Дэвида Боуи, получивший при рождении странное имя Зоуи, повзрослев, выбрал сменить его на нейтральное – Джо, а дочь музыканта Кейта Ричардса (Роллинг Стоунз), которую многомудрые родители окрестили Одуванчиком, стала Анджелой.