Придумывать прозвища – занятие увлекательное, идущее от сердца. Как приятно бывает назвать своего друга либо подругу глупышом либо малышкой. На этом фоне как-то и сам начинаешь расти в своих глазах. Ну а если серьезно, то по какому принципу мы выбираем то либо иное прозвище? Логика тут нередко не при чем: любое, даже самое негативное слово, сказанное с нежностью, способно поменять свой смысл на прямо противоположный. Сравните хоть слова «свинья» и «свинка».
Впрочем не все так просто. По какой причине из всех возможных вариантов мы выбираем то, а не другое слово? По какой причине, например, среди ласковых прозвищ попадаются дурачки, а вот идиотиков либо дебильчиков что-то не видно? Смысл, казалось бы, один, вот только звучат эти слова по-разному.
Суть в том, что кроме смысловой информации всякий звук человеческой речи оказывает разное влияние на наши чувства. Например, звук «Ф» выражает бурную и острую реакцию. Это может быть и позитивная реакция (как во французском «флёр»), но чаще слова с этим звуком выражают острое недовольство (вспомните, хоть, известное английское ругательство либо наше «фу!»).
И вот что интересно – если сравнить словарь ласковых прозвищ с обычным орфографическим словарем, то обнаружится, что звук «Ф» в ласковых прозвищах встречается приблизительно в три раза реже, чем в простой речи. Определенно также обстоит дело и со звуком «Х», который говорит о внезапном возбуждении (можно вспомнить междометия «ах», «ох» и так далее). Изучением данной магии звуков занимается особая область науки – психофонетика.
А вот звук «Ш» напротив, по той же статистике в ласковых прозвищах встречается почти в три раза чаще, чем в обычных словах. И это достаточно легко понять, ведь главная цель любого прозвища – это прежде всего привлечь внимание своего партнера, а звук «Ш» как раз и выполняет эту задачу. В психологии данный эффект влияния шипящих звуков на психику называется эффектом «белого шума». Данный звук поглощает внимание слушателя, заставляя отвлечься от всего остального. Не зря, требуя тишины, мы произносим «ш-ш-ш!».